Моя Вахта: солдаты Второй мировой похоронены со всеми почестями

Предложение Всеукраинской общественной организации «Союз «Народная память» поучаствовать во всеукраинской военно-мемориальной экспедиции «Барвенковский котел-1942» стало крайне неожиданным. Ведь вахта уже была в разгаре. Согласился, не раздумывая: совсем засиделся дома, да и буду весьма рад встретиться со старыми друзьями, поработать и помочь! Так что буквально на следующий день, 26 сентября, выдвинулся в район проведения Вахты.

Проехав три области Украины, нашел в Харьковской области район, где работала наша команда.  Разбитые трассы – отдельная тема, но сейчас не об этом.

На одном из перекрестков таких полевых дорог меня встретил Ярослав Жилкин, руководитель «Союза «Народная память» - верхом на своем железном коне, квадроцикле (отличная, мощная и крайне необходимая техника для перемещения по той местности). Так и доехали до полей, где уже трудились несколько команд. Многих ребят я знал уже давно, поэтому встреча была теплой и радушной. Поздоровались, прикинул объемы работ, поехал на базу (она на территории тракторной бригады на окраине села Ивановка Барвенковского района), чтобы переодеться, и сразу за работу!

На базе меня встретил Андреич - хранитель очага и тыла нашей организации. База вполне прилично оборудована: умывальники, душ, туалет, кровати, карематы. Для нас - спальники, спецодежда, лопаты, приборы, рации и прочее.

Сразу же выдвинулся на помощь ребятам бригады из Кривбасса. Раскоп места, где покоятся останки человека, - зрелище для тех, кто «не в теме», мягко говоря, ошеломляющее. Среди поля большая яма, глубиной почти метр и метра три-четыре в диаметре, на дне которой зловеще лежат или торчат из земли кости, скелеты находятся порой в самых вычурных позах… Однако такая картина вполне привычна профессиональным поисковикам-следопытам, поэтому работали спокойно и последовательно, тщательным образом и очень внимательно контролируя выбираемый грунт вокруг останков, чтобы не пропустить самое главное – ЛОЗ!

Бакелитовая капсула с вложенным внутрь скрученным листочком заполненного формуляра с личными данными бойца –это самое ценное в поисках и идентификации погибшего. Поэтому вскрытие так называемого «смертника» - очень серьезная и ответственная процедура, заниматься которой должны эксперты. Ни в коем случае нельзя откручивать колпачок найденной капсулы самостоятельно! Поэтому обнаруженная капсула всегда запечатывается в герметичный пакет и передается профессионалам для дальнейшей расшифровки.

Немаловажны в идентификации погибшего и личные вещи, которые находят с останками. На ложках, котелках, ремнях и других предметах их владельцы иногда наносили фамилии и инициалы. И эти данные, и любая информация, которую получают поисковики во время эксгумации, весьма ценны в нашей работе. Еще возможно опознать владельца по наградам, особенно, если это ордена и медали, на которых есть номер.

Для чего нужно восстанавливать информацию о погибших? Да хотя бы для того, чтобы передать ее родственникам, которые до сих пор не теряют надежды и ждут хоть каких-то известий о судьбе своих родных: где обрел вечный покой их дедушка, отец, дядя, сын или дочь. Чтобы они имели возможность посетить могилы своих родственников. Наконец, чтобы души погибших возрадовались, что о них здесь помнят.

В тот день работы продолжались до вечера. Было вскрыто несколько стрелковых ячеек, в каждой из них находились останки от трех до пяти человек. На каждой ячейке трудилась бригада численностью до пяти поисковиков. Такие места раскопов на профессиональном языке называют локациями.  В некоторых локациях процесс расчистки осложнялся, поскольку много останков просто перемешаны между собой. В таких случаях помочь определить принадлежность фрагментов могут антропологи. И такие специалисты есть в нашей команде. Мэтр поискового движения в Украине, очень грамотный и опытный профессионал с огромным стажем Владимир Владимирович Дорофеев постоянно выезжал с нами, копал наравне со всеми, давал четкие разъяснения об останках и найденных предметах.

Вообще, во время полевых работ наши «командиры» и инструкторы (Ярослав Жилкин, Евгений Куковеров, Сергей Белоконь, Владимир Дорофеев) тоже активно участвовали в поисках и расчистках мест залегания останков. Вместе с остальными подготавливали «столы» для работы с останками непосредственно в раскопе, помогали при необходимости расширять раскоп, короче, работали, как все! Могу констатировать, что вся экспедиция работала как настроенный и точный часовой механизм – четко, ровно, без сбоев и качественно.

Описывать подробно подъем останков каждого бойца – дело долгое и сложное. Просто поверьте, что всякий раз мы все словно заново переживаем такие моменты, хотя их уже было немало.

Расскажу о нескольких особых и интересных для меня эпизодах Вахты.

На пятый день экспедиции некоторые команды дорабатывали практически последние локации в размеченной зоне поисков. Чтобы остальным не стоять на месте, решили «прочесать» глубинным металлоискателем еще небольшую площадь на поле. Мои похождения с рамой не принесли результатов, то есть под землей в тех местах отсутствовали какие-либо крупные металлические предметы. Значит, то место считается условно «чистым».

Все дело в том, что современные металлодетекторы «слышат» только железо. В нашем случае это котелки, каски или боеприпасы. Раскоп осуществляется именно в тех местах, где прибор подал сигнал, т.к. существует большая вероятность, что там окажутся и останки бойцов.

После короткого отдыха-перекуса, расширяя место поисков, с рамой уже пошел Виталик. «Назвонил» несколько сигналов, поэтому мы отправились туда с его тезкой из Харькова с детекторами поменьше (так называемыми «клюшками») -  проверять места, обозначенные флажками. У меня на месте сигнала начали появляться контуры лошади, а у Виталия, который был в метрах 20-30 от меня, рядом с фрагментом снаряда обнаружилась весьма ценная находка! Это был орден Боевого Красного Знамени!

Залегал он совсем неглубоко, сохранился в прекрасном состоянии (серебро – один из «трудноубиваемых» химикатами и водой металлов). Однако рядом не было останков, это значит, что награду притащило в то место плугом или бороной трактора, а останки находятся поодаль - не известно на каком расстоянии…

Орден был с номером, так что вполне можно попытаться установить владельца. Это и есть смысл всей нашей работы. И информация была получена! Мы узнали, что орденом награжден командир штабной батареи 555-го пушечного артиллерийского полка, старший лейтенант Григорий Григорьевич Гащенко, уроженец Киева, 1912 года рождения. Он совершил два успешных прорыва из окружения гитлеровцев. Два раза выводил своих ребят с техникой, оружием и имуществом из-под плотного огня неприятеля. По данным ОБД «Мемориал» числится пропавшим без вести в Харьковской области в 1942 году. Получается, что из третьего окружения ему не удалось выйти…

Семья Гащенко жила и возможно живет в Киеве, ее теперь ищут ребята. Если найдутся родственники, орден непременно будет передан им. Если нет - передадут в музей Второй мировой войны. Вполне возможно, что его останки, как и останки его сослуживцев, уже были ранее выкопаны в тех местах нашими поисковиками, а может, в будущем (в те места еще планируются Вахты, работы там непочатый край) их еще предстоит найти. Но в любом случае подвиг героя не забыт!

Рядом с местом обнаружения награды, мы «назвонили» еще один перспективный сигнал и начали усиленно готовить и расчищать место для раскопа. И вот буквально у поверхности земли показались фрагменты костей черепа и нижняя челюсть. Скорее всего, это последствия работы трактора – бороны и плуги не разбирают, где прокладывать борозду… Значит, ниже, под землей может оказаться и остальной скелет. Работаем. Вахта подходит к концу, нужно успеть! На усиление нашей бригаде подключаются все.

Углубившись, нашли расположенные один на одном останки еще троих бойцов. Работы прибавлялось, но бросать ее никто не собирался. Мы всегда доводим начатое до конца. Останки верхнего бойца, как и предполагалось, растянул трактор. Причем как раз в сторону места обнаружения ордена.

Полные инициативы, без перерыва на обед, продолжаем зачищать «рабочий стол».  У самого нижнего бойца в кармашке, вместе с ластиком, оказались бронзовые щипчики для бровей! Дальше обнаружились петлицы старшины, а при дальнейшем обследовании резиновый трафарет углового штабного штемпеля! Находка просто супер, теперь мы знаем, кого эксгумировали из этого раскопа! И да, по изящной форме сапог, все-таки почти единогласно склоняемся, что это была все-таки женщина. У нее было ровное девятимиллиметровое отверстие в макушке черепа. Добивали. Гильзы системы "Люгер" их мы тоже нашли там… Так что впереди большая работа для архивариусов и специалистов-следопытов.

Заштрихован в планшете еще один обследованный участок адского поля Барвенковского котла. Останки, найденные в этот раз, а также останки бойцов, обнаруженные в этих местах харьковскими поисковиками в этом году, торжественно, со всеми воинскими почестями захоронены в центре села Ивановка Харьковской области. Пришло очень много народа: школьники от мала до велика, жители близлежащих домов и даже участники и свидетели тех трагических событий весны 1942 года. Вспоминали, рассказывали, рассматривали экспонаты, выкопанные нами. Не было ни одного равнодушного человека.

Вот так и завершилась наша Вахта! Впереди еще много работы, тысячи тел приняла в себя матушка-земля во время той войны. Всего в тех местах в этом году найдены останки 142 бойцов, восемь из которых уже идентифицированы, двое еще ждут определения, большая вероятность, что и они будут распознаны. Сейчас идет работа по поиску возможных родственников. Наша задача - отыскать всех и похоронить по-человечески, чего бы это нам ни стоило!

Сергей Васильев, специально для СНП

  • Русский
  • Українська
  • English