"Подкидыш"

Останки неизвестногоо павшего солдата и фрагменты его личных вещей были подброшены неизвестными к мемориалу «Атакующий солдат» в c.Борщев

 «Лично я перед наступлением боялся, чтобы меня не оставили на поле боя раненым на произвол судьбы, а в случае гибели очень не хотелось остаться без вести пропавшим. Такой участи боялся всю войну».

воевавший в 37-й армии М. Г. Горб,

 из книги воспоминаний

«Страну заслоняя собой»

Чего боятся те, кто уже погиб?

Безвестья.

Пропасти между определением «пал смертью храбрых» и «пропал без вести».

Перед живущими сегодня, свой долг те, кто остался лежать на поле битвы, выполнили сполна. Что можем сделать мы?

Не дать им выпасть из поля народной памяти. Почтить их честь, упокоить их душу.  И обязательно использовать пусть крохотный, но шанс вернуть им их имена, фамилии, звания – вернуть им память; это все, что у них осталось.

Сделать это невероятно трудно – но возможно. И неинформативные, незначительные для несведущего человека, фрагменты, в руках специалистов могут заговорить. И происходит, пусть печальное – но чудо: спустя семьдесят лет в последний раз чей-то дед или прадед обращается к своей семье: «помните меня…»

Погибшему защитнику Киева, чьи останки были подброшены в целлофановом пакете к братской могиле  на мемориале «Атакующий солдат» в c.Борщев суждено остаться неизвестным навсегда.

В 2013 году, 22 июня состоялась торжественная церемония перезахоронения 24 воинов, погибших в Барышевском котле в сентябре 1941 года – они были найдены поисковиками ВОО «Союз «Народная память» в ходе поисковой Вахты «Память жива!», проходившей в Барышевском районе с 14 по 22 июня. Двоих павших солдат удалось идентифицировать.

«Мать Михаила всю жизнь верила, что ее сын не пропал без вести, мы долго искали его, писали много запросов, но не получали ответа,- рассказала племянница сержанта Михаила Литовченко Валентина Федянович. - Родители так и умерли, ничего не узнав о судьбе сына. Нас, родственников, осталось немного, но мы все помним Мишу. Огромное спасибо и низкий поклон поисковикам, которые сделали поиск погибших солдат делом своей жизни».

А спустя полгода, пасмурным днем, в воскресенье, 19 января 2014 года, рядом с плитами мемориала был найден целлофановый пакет с человеческими останками и фрагментами личных вещей. Анализируя найденное, можно утверждать лишь то, что это – с наибольшей долей вероятности, останки нашего бойца. Скорее всего, павшего в Барышевском котле – в конце сентября 1941 года.

У тех, кто нашел останки, хватило совести не бросить их на произвол судьбы – и это достойно одобрения. Все-таки, благодаря упорному труду поисковиков – можно говорить о том,  что в сознании людей произошел сдвиг: народная память возвращается к людям. Просто выбросить найденные в ходе хозработ останки – или оставить разбросанные на бруствере (если это все-таки «вольные копатели») рука поднимается не у всех. Однако полноценно выйти на официальные органы неизвестные не смогли – или не захотели. И теперь у специалистов нет возможности  профессионально исследовать место находки.

И кто-то погиб во второй раз.

 В вещах, которые были вместе с останками, нет ни медальона, ни документов – но это не значит, что их не было вовсе. Хотя бы фрагментов, иногда даже следов – словом, того, что может помочь поисковикам установить личность погибшего.

Достаточно просто позвонить:

+38-044-362-77-61

+38-094-927-47-61

или написать письмо:

office@ unm.org.ua

Нельзя быть честным наполовину; нельзя быть немножко мародером. Безусловно, эти останки будут  с должными почестями преданы земле, но чья-то семья так и не узнает, где погиб их дед или прадед. Чей-то правнук не задумается – за что он погиб. Тот прадед, от которого осталась одна старая треснувшая фотография. Там, где он улыбается, там где карандашом нацарапано уже трудно читаемое имя. Там, где он так похож на него….

Что можно отнять у погибших?

Право не кануть в безвестье. Право остаться в народной памяти.

  • Русский
  • Українська
  • English