Поисковики оказались не нужны. В Минобороны их сравнили с Рубаном

Ребята, которые занимались поиском и эвакуацией погибших в зоне боевых действий на Донбассе, как оказалось, были не так уж нужны Министерству обороны. Более того, представитель военного ведомства позволяет себе оскорбительные высказывания в их адрес.

Для начала несколько слов о сути проблемы. Миссия «Черный Тюльпан» работала в зоне АТО со 2 сентября 2014-го года.

Поисковики Всеукраинской общественной организации «Союз «Народная Память» колесили по Донбассу в поисках погибших бойцов. Насмотрелись многого: кого-то из бойцов в прямом смысле собирали по частям, кого-то откапывали из временных захоронений, кого-то забирали из моргов..

Бывало, что тоже по частям. Кровь, изувеченные тела, ужасный запах гниющей человеческой плоти. Добавляло «экстрима» и то, что большая часть таких командировок проходила на территориях, которые не контролировались ВСУ.

Там ты постоянно находишься под прицелом, рискуешь жизнью и не знаешь, вернешься домой или по чьей-то прихоти тебя назовут «укропом» и затолкают в подвал «для выяснения». А еще часто приходилось бывать под обстрелами, попадать на минные поля, проходить унизительные процедуры обысков на блокпостах «той стороны».

Был случай, когда один самодур пустил пулеметную очередь прямо над головами наших хлопцев. А другой команде одели мешки на голову и повезли неизвестно куда… Благо, это были так называемые «меры безопасности» и все обошлось. Но несложно догадаться, что ребята уже мысленно прощались с жизнью и молились.

Как вам такие «приключения»? Врагу не пожелаешь, не правда ли? А еще не забываем, что делалось это на добровольных началах. Делали поисковики это не ради славы, не ради денег, а ради тех матерей, которым Министерство обороны все никак не могло вернуть погибших сыновей, мужей… А ведь это прямая обязанность военных! Но ничего, есть волонтеры – пусть они и рискуют. У военных задачи важнее. Особенно у тех, которые в тылу просидели да в штабных кабинетах.

Как бы там ни было, но за свои труды, согласно законодательству, поисковики, которые возвращали останки погибших бойцов до середины 2015 года, имеют полное право на получение статуса участников боевых действий. Вот тут-то и началось самое интересное, порой, даже дикое.

Статус, как выяснилось, нам не положен – документов не хватает. Подобно добровольцам отсутствие всего перечня необходимых документов поисковики попытались заменить решением суда, который подтвердит их присутствие в АТО. Хотя, наверное, это неправильно, когда людей после ада войны отправляют по кругам уже ада бюрократического, когда они в судах вынуждены доказывать, что были в АТО и что занимались такой работой!

Только вдумайтесь в этот маразм! При этом, Минобороны заняло принципиальную позицию последовательно и изо всех сил усложняя поисковикам получение статуса участника боевых действий!

Не оспаривая само пребывание поисковиков в АТО или подтверждающие этот факт документы, представители Минобороны в судебных заседаниях последовательно заявляли прошения об отказе в удовлетворении заявлений, аргументируя это невозможностью в судебном порядке установить факт участия поисковиков в АТО.

Было такое ощущение, что у Минобороны есть лимиты на выдачу удостоверений и этих лимитов они уже достигли, выдав «корочки» людям, которые к АТО не имеют никакого отношения. Да, к сожалению, у нас так часто бывает. А тут, видите ли, ещё какие-то поисковики «нарисовались». Как кость в горле…

Более того, представитель Минобороны  еще и смеет сравнивать волонтеров «Черного Тюльпана» со скандально известным генералом Рубаном.

Сделал он это во время очередного судебного заседания по установлению факта участия одного из поисковиков в АТО, когда суд удалился в совещательную комнату, а участники судебного заседания – в коридор.

Сей представитель Министерства обороны (которое, к слову, и выступило ранее инициатором миссии по поиску и эвакуации погибших бойцов) в непринуждённой беседе высказал позицию своего ведомства, которая объяснила всё ранее необъяснимое.

Оказывается, не заслужили поисковики такого статуса: «оружие им давали? Патроны давали? Они стреляли? Нет! Вот и «гуляйте». За работу – спасибо, но на этом – всё»!

Причем, прозвучала такая фраза из уст аж полковника юстиции Владимира Панько: «вот я был ТАМ два раза, мне выдавали оружие, патроны. А что ВЫ там делали? Рубан, вон, тоже ездил на ту сторону. Ему что, тоже статус участника боевых действий дать? Это ещё нужно выяснить, чем ВЫ там занимались!»…

Конечно, он прав: оружие нам не выдавали, патронов тоже. Кстати, мешки для трупов мы тоже не получали в нужном количестве, как и униформу, одноразовые перчатки, респираторы, элементарные средства гигиены и защиты.

Рефрижераторы для перевозки гниющих тел мы тоже не получали от военных. Ремонтом этих постоянно ломающихся машин занимались за свои средства, а не за средства Минобороны. Быт на базе для участников Чёрного тюльпана налаживали тоже за свои деньги. А еще друзья-волонтеры и неравнодушные люди помогали. «Броники» и каски – да, это мы получали от Минобороны. Прикладом по спине на той территории тоже не раз получали. Выход с минного поля под еле слышное «Господи, помилуй нас, грешных» - это тоже было. Ужасные сны, напоминающие о тех поездках – и это нам досталось в достаточном количестве. А вот патронов и автоматов у нас и правда не было…

Не заслужили поисковики статуса участника боевых действий, по мнению полковника.

Зато всякие там «командировочные» и прочие, которые пару раз «зарисовались» с автоматом, в «бронике» да в каске или проехавшие с ревизией в зоне АТО, они такой статус почему-то заслужили.

Они не видели крови, тел, смертей. Над их головами не свистели пули, они не падали на землю, пытаясь укрыться от смертоносных осколков. Не отстирывали одежду от темно-бордовых пятен крови и не слышали ужасных криков матерей, который только-только получили гроб с телом сына…

Напоследок хочется сказать одно: ребята лишь пытаются получить статус участника боевых действий, что им положен по закону. И этот статус для них – признание со стороны государства того, что они выполняли важнейшую работу, которой, между прочим, должны были выполнять официальные представители этого самого государства!

К слову, не многие прошли испытания в АТО без вреда для здоровья: кто-то получил проблемы с сердцем, кто-то перенес дорогостоящую операцию. У кого-то психика дала сбой, нужно пройти реабилитацию. Кто-то, увы, не смог пережить увиденного и уже здесь, на «гражданке» ушел в мир иной опять же из-за проблем с сердцем…

________________________________________

Миссия «Черный Тюльпан» начала работу 2 сентября 2014 года. За все время работы поисковики проехали более 100 тысяч километров, исследовали 110 населенных пунктов и локаций, среди которых – Саур-Могила, Дебальцево, Донецкий аэропорт, Степановка, Мариновка, Петровское, Дмитровка, Многополье, Снежное, Новокатериновка, Червоносельское, Кутейниково, Никифорово, Успенка, Красногоровка.

За все это время участники миссии нашли и эвакуировали останки 853-х погибших по обе стороны линии фронта.

 

 

  • Русский
  • Українська
  • English